zelenyikot


Открытый космос Зеленого кота

Космос ближе, чем кажется


Previous Entry Share Next Entry
Морская многоходовочка Роскосмоса
zelenyikot


Я уже говорил, что Игорь Комаров - это лучшее, что случалось с российской космонавтикой за 10 лет? Сегодня повторю. Причина серьезная: за долги по "Морскому старту" Россия отработает доставкой американских астронавтов в 2017-2019 годах. Со стороны это выглядит "оло-ло-ло продают российскую космонавтику, опять мы извозчики". Но на самом деле это игра с ненулевой суммой, где в выигрыше или не в убытке все участники. Комаров снова сумел разгрести говна, которые наложили под дверь российского космоса еще до него, причем так качественно наложили, что даже аресты уже не помогут. А проценты по долгам капали, а счета за аренду мест в американском порту приходили, и никто не мог предложить решение проблемы без помощи инопланетян из Чертаново. А Комаров смог. Сейчас объясню подробнее.

В 1995 году, на волне окончания Холодной войны, мирадружбыжвачки, российские, американские, украинские ракетостроители и норвежские корабелы решили реализовать проект мечты: морской космодром. В теории, как часто бывало в космонавтике, всё выглядело прекрасно, элегантно и прибыльно.

С точки зрения ракеты, самый выгодный, энергетически, пуск - с экватора. Там вращение Земли добавляет примерно 1/16 космической скорости. То есть можно взять ракету полегче, а запускать спутники потяжелее. Есть и политическая выгода: не надо предупреждать соседей о падающих на их голову отработанных ступенях, и выслушивать их жалобы на льющийся с неба керосин. Можно взять старую нефтяную платформу, переделать под плавучий космодром, а еще на одном корабле подвозить ракеты. Для пусков идеально подходили модернизированные "Зениты": двигатели первой ступени и разгонные блоки российские, а в остальном ракета украинская - наследство монументального советского проекта "Энергия-Буран". "Зениты" считаются ракетами среднего класса, но с экватора и модернизированные могут тягаться с тяжелыми ракетами, а это главный кусок рынка - коммерческие телекоммуникационные спутники на геостационарной орбите.

Идеалистичную картину портила только экономика. Проект выходил в плюс только при десяти пусках в год по два-три за один рейс в море. А в среднем на ГСО в мире запускают по 15 аппаратов в год, т.е. морские стартаперы надеялись на захват двух третей рынка или полагали его расширение. Но в 90-е на такое можно было надеяться, тогда была первая волна увлечения спутниковым интернетом и телефонией и ожидались новые группировки по несколько десятков штук.

Доли распределили так:
40% Boeing (США)
25% РКК "Энергия" (Россия)
10% ПО "Южмаш" (Украина)
5% КБ "Южное" (Украина)
20% Aker Kvaerner (Норвегия)

Базировался Sea Launch в порту пригорода Лос-Анджелеса. Общая стоимость проекта $3,5 млрд.

В общем, технологически проект - прекрасен. Амбиции - присутствуют. Партнеры - опытные и профессиональные каждый в своей отрасли. Рыночные прогнозы - благоприятные. Наверно тогда Sea Launch воспринимался как сейчас SpaceX, только руководству харизмы не хватало.

С 1999 года начались трудовые будни. В год удавались 2-4 пуска, каждая десятая ракета падала. Самые успешные были 2006 и 2008-й - по шесть спутников вывели. А в 2009-м пришло банкротство, ибо красота-красотой, но если работать в треть планируемой мощности, то долго не протянешь.

Ракеты продолжали летать, но долг в $0,5 млрд не сокращался. Инвесторы разочаровались в проекте. Украинцы вышли совсем из долей и остались только как изготовители ракет. Boeing оставил себе символичные 5%, норвежцы - 3%. Щедрым жестом РКК "Энергия" спасла свое любимое детище от сдачи в металлолом, но повесила на себя все долги Sea Launch. Непонятно на что надеялся тогдашний директор "Энергии" Виталий Лопота. Видимо ждал, что Россия прикроет из щедрого нефтяного бюджета, но 2008 год уже состоялся. Скорее всего Лопота оставался, несмотря на возраст, настоящим энтузиастом космонавтики, и совесть не позволяла похоронить такой элегантный проект.



Ну согласитесь же, он офигенен! Убить Sea Launch - трагедия мировой космонавтики, сравнимая с потерей станции "Мир".

В общем Лопота рискнул своей честью и деньгами российского бюджета. (По слухам именно за это и угодил под следствие).

Пуски совершались до весны 2014 года, потом экономические проблемы усугубились политическими: Майдан, Крым, Новороссия... "Морской старт" остался без ракет.

Какое-то время высказывались предложения переоборудовать платформу под "Ангару", благо новая российская ракета эволюционно шла от "Зенита". Но была проблема фундаментальная: для "Зенита" нужна одна дырка в стартовом столе, а для "Ангары" три или пять, в зависимости от модификации. Переделка требовала существенных вложений, которых у Роскосмоса не было - он переживал первые муки реформы и стремительно сокращал свои финансовые запросы. Не сам сокращал, а его ставили перед фактом: вчера ты просил два с половиной, сегодня пообещаем два, а завтра дадим полтора. Но космос будет наш! Ты обещал!

Последние два года Роскосмос мечтал столкнуть балластный проект кому угодно за сколько угодно. Причем счастливый покупатель получал еще долг в $330 млн перед Boeing. Либо старт уплывал, а долги останутся в "Энергии". Торговались с ОАЭ, Бразилией, Израилем, Китаем, Австралией. Прилетели б инопланетяне, попробовали бы и им толкнуть. Корабли, напомню, стояли в калифорнийском порту, требовали обслуживания и оплаты парковочных мест.

В 2015 году в Роскосмосе заговорили о новой ракете "Феникс", которая является, по сути, русским "Зенитом". Это довольно здравый проект с далекой перспективой, хорошая ракета (как и безвременно почивший "Зенит") правда ставящий крест на "Ангаре", но это частности. Потом ракету переименовали в "Сункар". Я давно хотел рассказать об этом проекте, но как-то руки не доходили. Что еще о ней стоит знать: если когда-то услышите от чиновников "мы работаем над первым этапом сверхтяжелой ракеты" - это про "Сункар". Просто в теории их можно собрать пять или семь штук, как модули "Ангары" и получится сверхтяжелая ракета тонн на 70. Но это когда-нибудь потом, когда в ней возникнет необходимость, а пока будем делать ракету средней мощности и рапортовать, о то, что у нас без пяти минут сверхтяж. О том, что это не пятиминутная задачка намекает проект SpaceX Falcon Heavy: там тоже кажется всё просто: собери три Falcon-9, и всё, но тестовый пуск обещают с 2014 года и всё никак.



Немного отвлеклись.
В 2016 году, наконец, Роскосмос определился со счастливым обладателем Sea Launch - неожиданно для всех им стал основатель и руководитель авиакомпании "Сибирь", больше известной как S7, Владислав Филев. Он выразил готовность заплатить $160 млн за два корабля без ракет. На начало 2016 года это решение выглядело совершенным безумием: убыточный с самого рождения сложный технологический проект, который растерял всех партнеров, потерял даже ракету, и неизвестно способен ли производитель возобновить поставку, а если Украина и согласится каким-то чудом, то продаст ли ей Россия двигатели. Другая ракета - “Сункар” - не вышла из состояния бумажного аванпроекта. И даже если не вспоминать скорость разработки “Ангары”, то в ближайшие годы у SeaLaunch просто не будет средств выведения. И “бонусом” над всей этой кашей висел долг перед Boeing. Без выплаты долга, американцы могли банально заблокировать продажу несмотря на согласие Роскосмоса…

Но это была присказка…

Ладно, до половины мы добрались. Теперь совсем другая тема - МКС. Международная космическая станция - это, безусловно, самый успешный проект российской космонавтики за всё постсоветское время. С российского модуля станции “Заря” началась история беспрецедентного международного мирного сотрудничества в космосе (правда модуль "Заря" был построен на американские деньги и формально принадлежит им, но это частности).



И всё же есть больной факт про российский сегмент МКС - он последний из недостроенных. Все 2000-е Шаттлы таскали свои и партнерские модули, включая даже один российский, а когда достроили свою часть, то свернули программу в 2011 году. У нас некоторые до сих пор думают, что из-за опасности и дороговизны многоразовых систем. Только последняя авария-то была в 2003-м, но корабль был нужен поэтому исправно таскал элементы станции и многочисленных пассажиров.

А наши начали хорошо, но где-то на полпути запал иссяк. Ближайшая перспектива - модуль МЛМ или “Наука”. Его обещают запустить с 2012 года.


Полный размер схемы из Музея РКК Энергия.

За ним должен быть еще Энергетический модуль, но он то ли будет, то ли нет. Еще один факт: за всю историю МКС на ее борту побывал лишь один российский ученый. Космонавт-биолог Сергей Рязанский. В остальном летали либо инженеры, либо пилоты. При этом, с завершения программы Space Shuttle доставка экипажей на станцию в полном составе осуществляется Россией, и грузовое снабжение частично. При этом 2009 года и по сей день на МКС российский экипаж самый многочисленный: как правило из 6 человек трое россиян, двое американцев и европеец или японец.



За пять лет как-то все привыкли к такому положению дел, поэтому когда в августе 2016 года Роскосмос объявил о планах сократить одного российского космонавта, многие расстроились. Космонавты отнеслись стоически “Трудиться будем усиленно”. Но тогда эти планы объяснялись как попыткой сэкономить - постоянно сжимающийся космический бюджет России вынуждал резать по живому. А еще весной 2016 прозвучали слова о возобновлении космического туризма, назывались даже цены в $40-50 млн, хотя многие понимали, что если желающие не найдутся, то впервые за много лет придется лететь с пустым креслом.

Тут нужно сделать еще одно политическое отвлечение. За последние годы, из-за политических разногласий России и США, доставалось и космонавтике. Сначала американцы прошлись по космическим комплектующим, затем досталось своим же ученым - чтобы не увлекались дружбой с русскими. Наши тоже не отставали, шутили про батуты и намекали на зависимость NASA от пилотируемой космонавтики России. Надо сказать, что во взаимных наездах упражнялись прежде всего чиновники, а не космические специалисты. Космонавты же с астронавтами, и тысячи инженеров и ученых по обе стороны океана продолжают совместную работу несмотря на лай над их головами.

Стратегия NASA не предполагала полную зависимость от Роскосмоса. Пауза после 2011 года рассматривалась как возможность частным космическим компаниям построить новую пилотируемую космонавтику США. С грузовыми кораблями частники справились успешно, создали Dragon и Cygnus, но пилотируемый корабль на порядок сложнее и сроки не выдерживаются.



Тем временем чиновники доругались до того, что NASA проплатило абонемент Роскосмосу до 2018 года, а потом сказали "Хватит, это последнее", как бы намекая своим частникам: SpaceX и Boeing, что крайний срок для них обозначен. Притом многие, кто следит за событиями, понимает, что несмотря на харизму Илона Маска и его марсианские планы, сдать пилотируемый корабль, прошедший полный цикл испытаний и готовый к штатной эксплуатации в 2018 году SpaceX скорее всего не сможет. Boeing - может быть, но и у них, судя по всему, тоже не всё гладко. В общем никто бы не отказался от еще одного годика отсрочки.

Наконец, все фрагменты паззла сложились:
NASA нужна гарантированная доставка астронавтов на МКС.
Boeing должен NASA доставлять астронавтов, но может не успеть с кораблем до 2018 года.
РКК Энергия должна Boeing $330 млн за Sea Launch, и мечтает от него избавиться.
“S7 космические системы” хочет себе Sea Launch и ракеты впридачу.
Роскосмос не хочет лишней мороки с туристами, не хочет позора с полупустыми кораблями, хочет избавиться от долгов и заниматься бизнесом на международном рынке.


Сейчас решение кажется очевидным, но чтобы к нему прийти, думаю, в Роскосмосе выдрали немало седин и выпили немало чая.

Итак: Boeing прощает долги за Sea Launch “Энергии”, “Энергия” возит в освободившихся “Союзах” астронавтов по контрактам Boeing перед NASA, NASA делает вид, что больше не зависит от Роскосмоса и ведет дела со своим частником Boeing, который исправно осуществляет условия госконтракта. “Энергия” занимается “Сункаром”. Пока нет ракет Владислав Филев катается по Тихому океану на собственном плавучем космодроме без долгов и без $160 млн, уплаченных Роскосмосу. Роскосмос рапортует об удачной сделке, забытых долгах, международном сотрудничестве, частно-государственном партнерстве и появлении крупной российской частной космической компании S7. Profit!!!

Конечно, не бывает так, чтобы испарились отрицательные $330 млн, и все были в прибыли. Формально убытки несет российский бюджет в виде упущенной выгоды за пустые места в кораблях, на которых можно было бы выручить $150-200 млн на туристах, но так же формально можно считать, что эти места выкупил Филев для американцев, а космодром ему просто подарили. Ну, просто не нужен он Роскосмосу, забирай.

И возвращаясь к Комарову. Можно сколько угодно пенять на то, что он не из отрасли, и вообще экономист, и частную космонавтику из Сколково в упор не замечает, и ракеты продолжают падать, но реально - это человек на своем месте. Эффективный менеджер без кавычек - настоящий.



А вот финансовое будущее Sea Launch очень и очень туманно. Ракеты пока нет. На рынке SpaceX устраивает полный передел и отжимает заказы. На подходе Китай и Индия. Можно надеяться только на магию зеленого цвета, которая однажды случилась с авиакомпанией “Сибирь”, и привела к успеху. Зеленый - хороший цвет.

zelenyikot
Подпишитесь на мои страницы в ЖЖ, и соцсетях: Facebook и Twitter, Pikabu.

promo zelenyikot december 8, 07:51 24
Buy for 800 tokens
Я не только пишу о космосе, но могу и рассказать о любимых темах для широкой или узкой аудитории. За последние два года я уже провел несколько десятков лекций во многих городах России. Часто приглашают на фестивали науки, профориентационные мероприятия для студентов, на конференции и выставки.…

  • 1
Ровно наоборот полагаю. Отели - место, где можно поживиться.

Отелем можно поживиться один раз, владельца космодрома можно доить постоянно.

  • 1
?

Log in