?

Log in

No account? Create an account

zelenyikot


Открытый космос Зеленого кота

Космос ближе, чем кажется


Previous Entry Share Next Entry
Экскурсия на Ростовскую АЭС
zelenyikot


Атомные электростанции многих привлекают своей секретностью и физическими таинствами, которые позволяют извлекать невероятную энергию из какой-то горсти таблеток диоксида урана. Недавно я посетил предприятие где делают атомные реакторы, а теперь расскажу, как удалось заглянуть и на Ростовскую АЭС.

АЭС в Волгодонске Ростовской области начала строиться еще в конце 70-х, но Чернобыльская авария вынудила заморозить строительство. Возобновили стройку только в 1998-м году, и в 2001-м первый энергоблок с реактором ВВЭР-1000 вышел на проектную мощность.

Благодаря Google Earth можно наблюдать рост станции с 2006 года:



Каждое прямоугольное здание — энергоблок с реактором и турбинной установкой, которая позволяет преобразовывать тепловую энергию в электрическую.

Посещение атомной электростанции началось с автоматчиков. Ростовская АЭС находится под особым вниманием Минобороны. На юге — Кавказ, на западе — Украина. Поэтому охрана на АЭС почти на военном положении. Оттого особенно удивляет факт допуска блогеров на такой объект, да еще с фото-видеотехникой.

Процедура входа проходила непросто. Сначала нам пришлось выбраться из своего транспорта и перегрузиться в служебный микроавтобус, практически в чистом поле — за несколько километров до станционной проходной. Там же в поле прошел первый досмотр провозимой фото-видеотехники — вплоть до сверки серийных номеров.

На проходной — несколько уровней безопасности. Причем служба безопасности станции проверяет сама, а потом с еще большим пристрастием — военные. Проверяли вплоть до серийных номеров аккумуляторов и флешек в фотоаппаратах! Телефоны/планшеты/ноутбуки мы с собой даже не брали.

В какой-то момент показалось посещение вообще отменяется — у нескольких аккумуляторов типа 18650 на одну цифру не сошелся серийный номер, а у USB кабеля номера вообще не нашли. Часть техники пришлось оставить у входа, но дальше пошло проще.

Первое, что надо сделать внутри — снять верхнюю одежду и надеть местные спецовки. К реактору нас не водили, поэтому обошлись без костюмов радиохимзащиты и противогазов (это я выдумываю, не знаю, что там за спецодежда). Экскурсия была организована для меня и видеоблогера Андрея Urbanturizm, который в тему атомной энергетики погружен гораздо лучше, его даже встречные сотрудники АЭС узнавали и приветствовали.



Далее — инструктаж. Техника безопасности: везде передвигаться в каске, а на пунктах управления — наоборот. Туда камеру не направлять, сюда не снимать, и вот сюда тоже не снимать… И сюда тоже не снимать… Серьезно, инструктаж о том чего нельзя с камерой вызвал только один вопрос: «А что вообще можно?». Но потом оказалось, что-то можно. Все запреты исключительно из соображений безопасности.

Нас ожидало посещение пунктов управления всей станцией и четвертого энергоблока, а также машинного зала с турбиной.

Ростовская АЭС строилась в несколько этапов, и четвертый энергоблок самый современный и новый, поэтому неудивительно, что его с гордостью показывают.

Всё передвижение по станции — через здания и галереи, без выхода на улицу. Через окна снимать тоже нельзя, хотя к тому времени всё равно стемнело, и на ходу это было практически невозможно.



Всю экскурсию мы перемещались в царстве атомного порядка и чистоты.

Первый пункт экскурсии — центральный щит управления, где контролируется работа всей станции.



Здесь начальник смены станции может управлять энергопотоками, чтобы не допускался дисбаланс в разных регионах, которые снабжаются электричеством.

В верхней части терминалов — индикаторы нештатных ситуаций. Некоторые оказались подсвечены, но по словам сотрудников — это результат сбоев на датчиках.



Сотрудники станции охотно рассказывали о распределении вырабатываемой электроэнергии, и разъясняли подробности выводимой на терминалы информации. Интересно, что фотографировать отдельно любые фрагменты терминалов и пультов можно, а общие панорамы помещения — нельзя.

Удивило отношение «экипажа» станции к любопытным гостям «с улицы», да еще с фотокамерами. Никакого удивления или намеков на недовольство, никакого «Не мешайте работать». Всё-таки осознание ответственности перед согражданами разительно отличается от подхода «Роскосмоса», с которым мне приходится чаще взаимодействовать. Об этом мы еще поговорим отдельно.

Рядом с пультовой нашлась схема энергосистемы Юга России. Думаю, в советское время за такую схему дорого бы дали агенты ЦРУ, а КГБ бы много лет бы дало за попытку сфотографировать ее. Я спросил «Можно?», и ответу «Да, пожалуйста» даже не поверил. Пришлось переспрашивать.


Можно.

Дальше на пути — 4-й энергоблок.
Перемещаясь по станции проходили турбинные залы первых трех энергоблоков. Саму турбину в штатном состоянии не увидеть, она закрыта в корпусе, но ее присутствие весьма ощутимо. Температура в залах стоит около 35°C, а лёгкая, но ощутимая вибрация от вращения передается на весь зал — пол и стены.



Внутренности под кожухом выглядят примерно вот так:



В четвертом турбинном зале для нас предусмотрели отдельную остановку. Техника безопасности требует обязательного использования берушей — мягких резиновых затычек для ушей, т.к. уровень шума способен серьезно повлиять на слух.



Оборудование можно снимать только с определенных ракурсов, но что можно — не прячут. Например, шильдик украинского производителя турбины. Судя по дате — успели поставить прямо накануне политического обострения.



Сейчас судьба завода-изготовителя, кстати принадлежащего «Росатому», неопределенная. К сожалению, политика перечеркнула сотрудничество между странами как в космической, так и атомной отрасли.
UPD: "АО Турбоатом" не принадлежало Росатому, и сейчас работает как по иностранным заказам, так и сохраняется сотрудничество с Росатомом.

Вдоль стен брандспойты системы пожаротушения.



Лабиринт клапанов и датчиков также не является секретной информацией — можно снимать.



С непривычки, перемещение по машинному залу удается только через преодоление интуитивного страха. Шум, жар и вибрация пола выдают неимоверную скрытую мощь, которую человек поставил себе на службу. Осознание объемов энергии, которые преобразуются у нас под ногами, тоже не добавляют решимости. Хотя сотрудники станции находятся в привычных для себя условиях и не обращают внимания на такие пустяки.

Финальный пункт экскурсии — пульт управления 4-м энергоблоком.

Внешне здесь мало что отличается от пульта управления всей станцией (или космического корабля из Star Trek), может только размеры чуть меньше. Такие же щиты управления, мониторы и сосредоточенные люди, которые никак не реагируют на заглянувших зевак.



Знающие люди подсказывают обратить внимание на один монитор.



Это, ни много ни мало «кардиограмма реактора» — график уровня потока нейтронов. По нему видно — работа штатная.

Обратно выдвинулись — тем же маршрутом.

Жаль, конечно, что не удалось заглянуть в нутро реактора и «увидеть радиацию» своими глазами. С другой стороны — даже такая внезапная экскурсия открыла для меня неведомый ранее мир «Росатома». Главное впечатление от первого погружения — недоумение. Так мало у нас осталось мест, о которых можно сказать «Всё так, как и должно быть». Глядя на всё, даже мелкие незначительные детали, которые явно не готовили к показу блогерам, понимаешь, что лучше уже не сделаешь. «Росатом» реально борется за открытость перед обществом, качество, безопасность, эффективность. Это заметно по экскурсии, которую организовали нам с Urbanturizm за два дня (честно скажем далеко не самым топовым блогерам); по опрятной одежде сотрудников; по порядку на рабочих местах как на АЭС, так и на предприятии «Атоммаш».

Этому есть объяснение — ПСР — три волшебные буквы, на которые в «Росатоме» молятся — Производственная система Росатома. Но что это такое, и как оно способно сотворить чудо в отдельно взятой отрасли России, и можно ли тот же опыт применить в «Роскосмосе» — это отдельный разговор.

Выражаю признательность «Атомэнергомашу» за приглашение и экскурсию на Ростовскую АЭС и лично Артёму Шпакову.

zelenyikot

Чтобы не пропускать новые посты, подпишитесь на мои страницы:
в ЖЖ, Facebook, Вконтакте, Twitter.



promo zelenyikot september 5, 07:45 77
Buy for 800 tokens
Наконец-то я могу официально объявить, что в продаже появилась научно-популярная книга моего авторства об исследовании Солнечной системы автоматическими межпланетными станциями. Здесь можно найти как описание отдельных космических миссий последних лет, так и обобщенные результаты исследований…

  • 1
Это другой совсем реактор. В центральный зал ВВЭР-1000, который на ростовских блоках, при работе на мощности нельзя входить. Он находится под защитной оболочкой в гермообъеме.

ВВЭР скучнее из-за этого)

ВВЭР скучнее из-за этого)

Хотите поиграть во "ввэрю - не ввэрю"? >B-)

с радиацией шутки плохи)

Входить-то можно, но только по большой нужде, пройдя медосмотр и оформив наряд-допуск. Поэтому на входе не просто дверь, а шлюз для выравнивания давления.

Уберите медосмотр (он ежегодный) и добавьте войлочный противоожоговый костюм с кислородным аппаратом, и получите условия, при которых лет 30 назад было можно. Сейчас нельзя.

Не знаю чем вас там запугивали и как засирали мозги в блог-туре, но в реальности всё не так как на самом деле.

В центральный зал ВВЭР-1000, который на ростовских блоках, при работе на мощности нельзя входить блоггерам. Работники же АЭС ходят туда при острой необходимости:
- заменить датчик на реакторе;
- провести осмотр, например, при наличии парения - найти место дефекта, оценить возможность продолжения работы до планово-предупредительного ремонта;
- выполнить ремонт, например, поставить хомут на трубе, что-то заварить и т.д.

Реакторный зал находится под защитной оболочкой в гермообъеме, вход выполнен в виде шлюза с двумя дверьми. Зашёл, закрыл внешнюю дверь, выравнял давление с центральным залом, открыл внутреннюю дверь. (и если сломается электропривод, то работник измучается, крутя штурвал, ещё даже не приступив к основной работе) Выход в обратной последовательности. Всё это необходимо только при работе на мощности, так как при работе реактора в центральном зале создаётся небольшое разрежение относительно нормальных условий энерголока за пределами гермооболочки - чтобы в случае образования какой-либо неплотности в гермооболочке шел подсос воздуха по направлению из чистых помещений в условно грязный центральный зал.
При обычном ремонте с остановленном реактором этот шлюз просто открыт нараспашку.

Итак, как я говорил, блоггеров туда не пускают, но и работников АЭС пускают не всех. Перед заходом в центральный зал при работе реактора на мощности, работник проходит медосмотр. Не ежегодный, на котором устанавливается допуск работника к работе с вредными факторами, имеющимися на его рабочем месте - свет, шум, высота, источники ионизирующего излучения, действующие электроустановки и т.д. Этот медосмотр "действует" год и распространяется на "условно нормальные" условия труда - остановленный блок, помещения чистой зоны, помещения с нормальными условиями труда на работающем блоке.

А речь здесь о медосмотре перед КАЖДЫМ входом в гермооболочку на мощности, где оценивают твоё сегодняшнее состояние и способность именно сейчас выполнить работу в условиях 45-60 градусов по Цельсию... Ты можешь выпить кофе с утра, на медосмотре будет слегка повышенное давление и тебя уже не пустят сегодня в центральный зал. А если завтра снова нужно идти, то тебя снова осмотрят.

Отбор жесткий. Из имеющихся на участке 10 человек могут разрешить вход только одному-двух, остальные радостно идут заниматься обычной работой, а счастливчики одевают пластикат поверх стандартного комбинезона, респираторы (что к разрежению воздуха и повышенной температуре добавляет ещё и ухудшение отвода тепла и затруднение дыхания, там до некоторых мест дойти/вернуться трудно-то по крутым лесенкам вниз на десятки метров - а человеку ещё и работать надо иногда физически - это ж сколько здоровья надо, потому туда блоггеров и не пускают на мощности) и идут в шлюз. Бригаду всегда сопровождает дозиметрист, который следит за радиационной обстановкой по пути к месту работы и на месте выполнения работ рассчитывает допустимое время пребывания.

Откуда вы все это знаете?

Я на АЭС работаю, на перегрузке топлива. А товарищи занимаются датчиками, трубопроводами, арматурой - и вот им приходится ходить в центральный зал на мощности.

При 45-60 градусах, в респираторе и пластикате, человек гарантировано получит тепловой удар, особенно если работа длительная.

Вы где-то лукавите.

А если работа на паропроводе или арматуре, в которых теплоноситель 290-313 градусов С, то и ещё пожарче. Потому и проходят медосмотр перед работой. Бывает, что из 10 человек только 2 допускают (а остальные и рады).
Обычно там осмотры, или замена датчика.
Длительная работа - только в экстренных случаях, это крайне редко бывает, тогда идут двумя бригадами. Одна работает 10 минут, другая в это время стоит под воздуховодом вентсистемы остывает. Потом меняются.

  • 1